Байкал-Аляска 2018. Дневник. День тридцать второй

Слева – моржи, справа – киты, позади коса Русская кошка, над катамараном  – паруса «бабочкой». Начинаются наши обычные беринговские будни. Когда что бы ты ни делал, нет-нет, да и заметишь что-то необычное. Казалось бы, за месяц уже можно привыкнуть к китам в паре метров, но все равно каждый раз, стоит им показаться, откладываешь все, чтобы полюбоваться ими. Даже камеру, потому что хочется просто ощутить себя частью дикой природы, большого мира.

Или моржи. Вроде налюбовались, наснимались, на лодке специально подходили и обходили, сюжеты поймали, а только увидим очередное лежбище  — и все, тарелки отодвигаются, технические работы прекращаются, спящие в палатке будятся. Потому что здесь не хочется пропускать ни мига. Здесь каждую минуту чувствуешь, что живешь по-настоящему. Думаешь, воспринимаешь, делаешь.

Да, здесь у нас трудно живется, но легко думается. И придумывается. А уж как задумывается. И для себя, и для экспедиции, и для фильма.

Что делать, если во время ночной вахты тебя окатило волной с ног до головы? На «Искателе» – переодеться и снова занять свое место в экипаже. А еще — чуть сменить наш девиз с «Холодно, но весело» на «Мокро, но весело». Да, нынче у нас был встречный ветер, волны до трех метров и тучи. На втором этапе экспедиции Чукотка к нам сурова.

Это компенсируется необычным ощущением, с которого началось наше утро. Приближаясь на катамаране к эскимосскому национальному селению Уэлькаль, мы чувствовали себя пилотами: перед нами прямо по курсу возвышались огромные конструкции – отражающие знаки для самолетов, заходящих на посадку. Полуразрушенные, но все еще будоражащие воображение.

Дело в том, что во время второй мировой войны здесь был один из военных аэродромов легендарной воздушной трассы Аляска – Сибирь (Алсиб), через которую для фронта перегонялись самолеты, приобретенные по ленд-лизу в США. В Уэлькале был первый от США аэропорт на советской территории. Его строительство началось в июле 1942 года. Взлетно-посадочная полоса конструировалась на вечной мерзлоте. Перевалочная база для строительства всей инфраструктуры трассы была в Иркутске. За три года по отрезку Уэлькаль-Красноярск перегнали 8094 самолета.

Об этих фактах мы узнали недавно, все-таки при подготовке концентрировались на истории купцов-первооткрывателей. И «биография» этого места, его связь с Иркутском потрясла. И вообще роль Иркутска как центральной точки связанных с экспедицией историй. Когда оказываешься непосредственно в этом месте, пропускаешь все это через себя. Теперь вы понимаете, почему мы особо не заметили шторма, ветра и туч.

Комментарии читателей статьи уже опубликованы, напишите свой!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

отыграло
отыграло
в эфире
далее