Байкал-Аляска 2018. Дневник. День сорок первый

Стрекоза села на тент нашего катамарана, потом переместилась на стол и застыла. Мы смотрели на нее и не понимали, что нас удивляет в этом событии. И только минут через пять все в мыслях стало на свои места: это была первая стрекоза (и вообще первое насекомое) с момента старта 17 июня. Все, суровый север закончился, льды закончились, мы дошли до территории северного лета.

После 40 дней среди льдов и снегов, холодного ветра, пуховки на флиску и под пуховик, шапки-сразу-из-палатки мы наконец-то чувствуем вокруг себя теплый воздух. И здешней первой мизерной мошкаре радуемся не меньше, чем первым гигантским китам у берегов Камчатки. Да, в экспедиции свои измерители времени, времен года и комфорта.

Кстати, о времени: мы на моторе прошли гигантскую дельту реки Юкон — национальный резерват дикой природы — тридцать километров болотистой местности и мелководья до мелей. Невероятное впечатление: за 20 км от берега  — глубина около 30 см. Осадка катамарана всего 10 см, это позволяет нам двигаться здесь без труда, но все равно постоянно контролируя маршрут. Мелко тут везде, поэтому водной живности нет, а парусные суда обходят эту территорию стороной. Так что наше прибытие в Скаммон Бэй стало событием. «Как вам это удалось?», — вот первый вопрос, которым нас приветствовали местные жители. С него начались наши многочисленные знакомства, долгие разговоры и экскурсии на «Искатель». И хотя на разных берегах Берингова моря нас встречала разная погода, гостеприимство и там, и там оказалось одинаковым. В экспедиции это жизненно важно.

Комментарии читателей статьи уже опубликованы, напишите свой!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

отыграло
отыграло
в эфире
далее