77777
Yatağa bile geçmeye fırsat vermeyen sikici kocalar bu güzel karıları kanepede öttürüyor sex hikayeleri ve en sonunda kızların yüzüne boşalarak rahatlıyorlar altyazılı porno İki yakın arkadaş sikiş sonu birbirlerine teşekkür ederek bunu tekrar yapmak için sözleşiyorlar altyazılı porno Arkadaşımın evine takılmaya gittiğimde tombul annesinin kıçına bakmaktan hiç bir şeye konsantre olamıyordum sikiş Bu kadın bir süreliğine ortadan kaybolduğunda evde oda oda gezerek onu aramaya başladım brazzers Onu banyoda gördüğümde memelerinin fotoğrafını selfie çekerken yakaladım porno Bir süre sessizce onu izliyordum fakat benim onu izlediğimi fark etti altyazılı porno Amı cayır cayır yanıyor olduğu için beni yaka paça tutup içeri çekti ve kızmaya başladı sex hikayeleri Onun derdinin dermanı benim sikimde olduğu için koca sikimi meydana çıkardım ve ağzına dayayıp onu susturdum porno Devamında yatak odasına gittik ve arkadaşımın annesini çatır çatır siktim türk pornosu Son zamanlarda erkekler tarafından bolca ihanete uğrayan genç kız ne yapıp edip hayatının erkeğini bulamamıştır porno Bu yüzden artık erkeklerden umudunu kesen kız kendi başına hamile kalıp evlat sahibi olmak ister porno izle Bu yüzden bir sperm ihtiyacı doğan kız gebelik hastanesinin yolunu tutar.

Идеалист и человек действия: каким был Николай Миклухо-Маклай

today28.07.2023 2133 37 5

Background
share close

В конце 19-го века слухи о колониальной экспансии непосредственно к северу от материковой части Австралии вызвали беспокойство в австралийских колониях.

Российские военно-морские экспедиции в южную часть Тихого океана также заставили местных жителей осознать свою уязвимость перед потенциальным нападением. Так называемая «русская паника» привела к улучшению укреплений в главных гаванях.

В 1871 году прибытие еще одной русской экспедиции усилило эти опасения. Однако паника вскоре улеглась, когда стало ясно, что главой этой экспедиции был молодой идеалист, путешествовавший в основном за счет своей матери. Им был барон Николай Миклухо-Маклай (1846-1888).

Ранняя жизнь будущего путешественника

Родители Николая

Отец Николая, инженер-железнодорожник Николай Ильич, умер молодым, оставив бремя воспитания пятерых детей на матери — Екатерине Семеновне Беккер, дочери героя Отечественной войны 1812 года полковника Беккера.

Она была начитанной женщиной прогрессивных взглядов и в ранние годы воспитывала своих детей дома.

В 1863 году Николай поступил вольнослушателем в престижный Санкт-Петербургский университет, известный тем, что воспитывал элиту страны, но на следующий год был исключен за участие в студенческих собраниях и лишен права учиться в любом другом российском высшем учебном заведении. Благодаря семейным связям он, однако, получил разрешение завершить свое образование в Германии.

Миклухо-Маклай поступил в Гейдельбергский университет, где изучал естественные науки, экономику и философию. К этому времени он овладел немецким, английским и французским языками.

Позже Николай перевелся в небольшой Йенский университет в качестве ученика Эрнста Геккеля, крупного биолога и последователя Дарвина. Геккель, впечатленный талантливым молодым ученым, сделал его своим ассистентом и в 1886 году взял с собой в путешествие на Мадейру, Канарские острова и Марокко, после чего Миклухо-Маклай написал свою первую важную научную работу.

По окончании университета он предпринял еще одно путешествие к побережью Красного моря, чтобы продолжить свои зоологические исследования.

Эрнст Геккель (слева) со своим ассистентом Миклухо-Маклаем на Канарских островах. Декабрь 1866 года

Во время этого путешествия он уделил значительное внимание условиям жизни местных жителей и попытался определить причины их экономических и культурных проблем.

В 1869 году Миклухо-Маклай вернулся в Санкт-Петербург с отличными рекомендациями и был принят в качестве научного сотрудника Зоологическим музеем и Академией наук. Благодаря своей работе здесь у него развился интерес к морской зоологии Тихоокеанского региона.

Приезд барона Николая Миклухо-Маклая в Новую Гвинею

Во время своих теоретических исследований в Академии наук внимание Миклухо-Маклая было привлечено к Новой Гвинее как к новой многообещающей области для антропологических и этнологических исследований.

Там он надеялся найти первобытные племена, не затронутые другими, которые поднялись до сравнительно более высокого уровня цивилизации. Николай пытался продолжить исследования Дарвина и установить, что между людьми нет никакой разницы, независимо от происхождения, и что все человечество имеет одинаковые корни.

При содействии Императорского географического общества он получил небольшой грант и обеспечил себе место на паровом корвете «Витязь», который в то время совершал исследовательское плавание в Южную часть Тихого океана.

Карта путешествий Миклухо-Маклая

Президентом Географического общества в то время был великий князь Константин Николаевич, второй сын царя Николая I, а также адмирал российского флота. Зная, что Миклухо-Маклай намерен жить с туземцами Новой Гвинеи, адмирал пообещал прислать вспомогательные суда, чтобы проследить за успехами молодого исследователя, — в дальнейшем он великодушно выполнил эти обещания.

После длительного плавания из Балтийского моря через мыс Горн корабль бросил якорь у северо-восточного побережья Новой Гвинеи в бухте Астролябия (недалеко от современного Маданга) 20 сентября 1871 года.

Команда осталась там на несколько дней, чтобы оборудовать временный наблюдательный пункт, и Миклухо-Маклай вместе с двумя помощниками были высажены на берег.

Так началась его одиссея, в ходе которой терпением, мужеством и медицинским мастерством Николай завоевал доверие местных жителей. Он изучал людей, их язык и характерные черты.

Миклухо-Маклай был первым европейцем, ступившим на эту местность и посетившим множество изолированных деревень, где собирал образцы и, как опытный художник-график, рисовал людей, флору и фауну и пейзажи. Он также описал место, которое стало известно как берег Миклухо-Маклая.

Мужской дом (буамбрамра)[Прим 5] и жилая хижина (таль). Рисунок Миклухо-Маклая, 1871 или 1872 год

Покидая туземцев

Русский фрегат «Изумруд» прибыл к берегам Новой Гвинеи в декабре 1872 года и был, по правде говоря, удивлен, обнаружив Миклухо-Маклая живым. Отнюдь не нуждаясь в поддержке и защите, он завел друзей среди местных жителей и хорошо себя чувствовал.

Сначала Николай колебался, следует ли ему уплыть с кораблем или вернуться к туземцам и остаться с ними. Но поскольку его здоровье ухудшалось из-за малярии, он отправился в Батавию (ныне Джакарта, столица Индонезии), где восстановил силы и опубликовал свои антропологические находки.

Продолжение исследований

Боге — папуас из горной деревни Энглам-Мана. Рисунок Миклухо-Маклая, май-июнь 1872 года

В течение ряда лет, все еще при нерегулярной поддержке Императорского флота, он продолжал свои исследования по всему региону, сравнивая особенности различных коренных народов.

Николай начал беспокоиться о будущем этих первобытных людей; их земле и культуре угрожала эксплуатация, и он обратился за помощью к колониальным державам в пресечении незаконного оборота огнестрельного оружия и одурманивающих веществ уязвимым слоям населения.

Он трижды побывал на берегу Миклухо-Маклая, прожив в общей сложности три года в этом регионе и получив уникальное представление об образе жизни местного населения. В июле 1878 года путешественник прибыл в Сидней с большой коллекцией артефактов, образцов и рисунков.

В Британских колониях

Миклухо-Маклай в Квинсленде в 1880 году. Постановочная фотография. Обращают на себя внимание атрибуты «экзотики»: походное снаряжение, туземное копье и ветви эвкалипта на заднем плане

Экзотичный, красивый, аристократичный и хорошо образованный русский исследователь очаровал колониальное общество. Николай стал близким другом ведущего австралийского натуралиста, зоолога и политического деятеля сэра Уильяма Маклея.

Он помогал в создании коллекции образцов Миклухо-Маклая, которая в настоящее время хранится в Сиднейском университете.

Миклухо-Маклай мог бы довольствоваться своим новым комфортным окружением и увлечением научными исследованиями, но он никогда не мог забыть революционную деятельность своей юности.

8 апреля 1881 года «Мельбурнский Аргус» доставил открытое письмо Николая коммодору Джону Уилсону, главнокомандующему Австралийской станцией, в котором, в частности, говорилось:

«Я убежден, что экспорт рабов (ибо правильнее будет называть вещи своими именами) в Новую Каледонию, Фиджи, Самоа, Квинсленд и другие страны путем похищения и увода туземцев под прикрытием ложных заявлений и лживых обещаний все еще продолжается в очень широких масштабах. Я готов подтвердить и подкрепить это заявление фактами».

Между ученым и коммодором установились хорошие отношения, поскольку в августе 1881 года Миклухо-Маклая пригласили сопровождать Уилсона на борту его флагманского корабля HMS Wolverine в карательной экспедиции к южному побережью Новой Гвинеи, где туземцы убивали миссионеров.

Он был знаком с этим районом и думал, что сможет помочь изолировать преступников и избежать обычного наказания в виде широкомасштабного уничтожения деревень и посевов.

Увенчалось ли его вмешательство успехом, остается предметом споров, поскольку результатом стало окружение большим десантным отрядом деревни подозреваемого вождя, который был убит вместе с горсткой своих последователей. Однако урок, по-видимому, был хорошо усвоен соседними племенами, которые в будущем с уважением относились к роли миссионеров.

Миклухо-Маклай продолжал критиковать европейцев за их жестокое обращение с коренными народами, в доказательство тому есть два письма генерал-губернатору Нидерландской Индии.

В них говорится о жестоком обращении с папуасами со стороны малайских работорговцев. В частности, он упоминает султанат острова специй Тидоре как главного зачинщика, поскольку султанат находится под защитой Нидерландов.

Последние годы

Миклухо-Маклай. Фото А. А. Пазетти

Когда Российский Тихоокеанский флот посетил Мельбурн в феврале 1882 года, Миклухо-Маклай поднялся на корабль «Вестник» и в сентябре вернулся в балтийский порт Кронштадт.

После прибытия он совершал лекционные поездки по своей родине и был награжден золотой медалью Императорского географического общества и почетной грамотой царя.

На следующий год ученый вернулся в Батавию. Николай был встревожен, узнав, что в апреле 1883 года колониальное правительство Квинсленда аннексировало Папуа для Британской империи.

Прекрасно понимая, какая судьба ожидает жителей Новой Гвинеи при такой непросвещенной администрации, он обратился к сэру Артуру Гордону, верховному комиссару Великобритании в Западной части Тихого океана.

С его помощью удалось убедить британское правительство отказаться ратифицировать произвольную колониальную аннексию, и, чтобы преодолеть этот досадный инцидент, в ноябре 1884 года над Британской Новой Гвинеей был объявлен протекторат.

Во многом вопреки желанию своей семьи, в феврале 1884 года Миклухо-Маклай женился на Маргарет-Эмме Кларк, овдовевшей дочери премьер-министра Нового Южного Уэльса сэра Джона Робертсона.

В начале 1886 года он вернулся в Россию со своей новой семьей и двадцатью двумя коробками образцов, после чего завершил несколько публикаций и проводил лекции.

Миклухо-Маклай намеревался вернуться в Сидней, но его здоровье ухудшилось, и он умер 2 апреля 1888 года. Был похоронен на Волковском кладбище. Ему еще не исполнилось 42 лет, но он многого достиг и с революционным рвением оставался верен идеалистическим целям социал-демократии для всего человечества. Его жена и двое сыновей вернулись в Сидней, где проживают их потомки.

Ретроспектива

Надгробная плита Н. Н. Миклухо-Маклая на Литераторских мостках Волковского кладбища. Фото 2021 года

Биограф Даниил Тумаркин писал:

«Самое поразительное в Миклухо-Маклае — это удивительное сочетание качеств отважного путешественника, эрудированного ученого, прогрессивного мыслителя и гуманиста, активного общественного деятеля и борца за права угнетенных народов. Взятые по отдельности, в этих качествах нет ничего исключительного, но сочетание их в одном человеке было необычным явлением».

Габриэль Моно, известный французский историк, писал в «Новом обозрении» за 1882 год:

«Россия должна гордиться тем выдающимся положением, которое она занимает в истории путешествий благодаря М. Маклаю. Этот человек — самый искренний и последовательный идеалист, которого я когда-либо встречал. Идеалист и человек действия — разве это не черты подлинного героя? Миклухо-Маклай — герой в самом благородном и всеобъемлющем смысле этого слова».

Всемирно известный писатель и философ Лев Толстой в письме, написанном Маклаю в 1886 году, говорит:

«Вы были первым, кто на своем опыте бесспорно продемонстрировал, что человек везде остается человеком, то есть добрым общительным существом, с которым общение может и должно устанавливаться с помощью доброты и правды, а не оружия и спиртных напитков».

В свое время Маклай был одной из ярчайших звезд научных исследований. Его научные и гуманитарные достижения в основном связаны с жизнью и работой в джунглях Новой Гвинеи среди почти неизвестных тогда племен.

Памятники ему можно найти в Австралии, Новой Гвинее и России, но, пожалуй, самой значимой данью уважения является Московский институт этнологии и антропологии, названный в его честь, и ежегодная стипендия Миклухо-Маклая, присуждаемая Сиднейским университетом.

Автор: Мария Минаева

Оценить

Ранее

Месяц с медведями: как живется в природном парке Налычево на Камчатке (часть первая)

Это сладкое слово — Камчатка... Цой был прав — она настолько особенная, что когда вспоминаешь о ней, то на миг замираешь в сомнении — наяву ли ты видел эту неземную красоту или все же во сне? Как можно мечтать о звездах, когда в нашем мире существуют такие уголки, которые обязательно нужно посетить, прежде чем умереть? В прошлом году мне посчастливилось целый месяц пожить в одном из замечательных природных парков Камчатки — Налычево — в качестве волонтера, и хотя передать этот опыт будет непросто, все-таки дерзну. Крылья, колеса или ноги Добраться […]

today21.07.2023 1221 21

Комментарии (0)

Ответить

Ваш email адрес не будет опубликован. Обязательное для заполнения поле отмечено *

0%
отыграло
отыграло
в эфире
далее