77777

Джакомо Казанова: история величайшего любовника

today12.12.2022 586 14 1

Background
share close

Мемуары Джакомо Казановы известны своим подробным описанием жизни в Европе XVIII века, но в них также описаны и его многочисленные любовные похождения.

История этого искателя славы и женских объятий неоднократно вдохновляла кинематографистов и неудивительно — жизнь он привык пить большими глотками.

Детство будущего развратника

Появившись на свет в столице удовольствий Венеции XVIII века, Казанова не мог похвастаться даже каплей голубой крови. Джакомо не принадлежал ни к венецианской высшей аристократии и ни к респектабельному купеческому сословию — он родился в апреле 1725 года в семье двух актеров, Гаэтано Казановы и Дзанетты Фарусси.

Позже Казанова предположил, что, возможно, его отцом был не скромный актер из Пармезана, а Микеле Гримани, владелец театра, на которого он работал в молодости. Что ж, быть незаконнорожденным сыном куртизанки и знатного венецианца было гораздо престижнее для образованного бонвивана.

Как бы то ни было, после того как его отец умер, а мать начала гастролировать по Европе, в ранние годы Казанова жил главным образом у своей бабушки Марции. Когда маленькому Джакомо исполнилось девять лет, его отправили за 20 миль вглубь материка, в Падую, для получения образования.

Там наш герой поселился у школьного учителя-священника доктора Антонио Марии Гоцци. Благодаря ему, мальчик познакомился с теологией, классическими языками, музыкой и Беттиной, хорошенькой сестрой-подростком Гоцци.

Встреча Казановы с Беттиной пробудила в самом известном бабнике мира стремление к близкому знакомству с женщинами на всю жизнь.

«Я был рожден для противоположного мне пола, — позже размышлял Казанова. — Я всегда любил женщин и делал все, что мог, чтобы они полюбили меня».

Несчастная любовь дамского угодника

С Беттиной Казанова так и не сошелся. В 1737 году в возрасте 12 лет он поступил в Падуанский университет и в 17 получил диплом юриста.

Набросок молодого Казановы, сделанный его братом Франческо. Wikimedia Commons

Его сообразительность и образование позволили ему начать вращаться в высших эшелонах венецианского общества. Сначала он завел близкое знакомство с сенатором Альвизе Гаспаро Малипьеро, а затем с доном Маттео Брагадином, которому он спас жизнь.

На протяжении всего этого времени он развлекался с множеством молодых женщин, от служанок и музыкантш до сестер и племянниц друзей.

Во время одной из таких прогулок по Европе двадцатилетний Джакомо Казанова встретил девушку, которая заняла в его сердце особое место. Прелестная молодая француженка была переодета в мужскую одежду, и ее сопровождал венгерский офицер. В своих мемуарах он назвал ее «Генриетта».

Соблазнительная смесь остроумия и лоска противоречила ее мужским качествам характера — это была явно дворянка в бегах. Некоторые полагают, что это могла быть Анна Аделаида де Гейдан, дочь французской аристократки и правительственного чиновника, хотя никто не знает наверняка.

Анна Аделаида де Гейдан со своей сестрой. Claude Arnulphy/Wikimedia Commons

Казанова последовал за этой беглой леди, и по мере того, как их знакомство становилось более близким, он все больше и больше влюблялся в нее.

Любовь между авантюристом и дворянкой была обречена, но для Казановы эта история стала образцом того, как можно влюбиться в совершенно недосягаемую женщину, попавшую в беду, помочь ей, соблазнить ее и попрощаться.

Именно это и произошло с Генриеттой. Когда несчастные влюбленные добрались до Женевы, она сообщила Казанове, что им пора расстаться. Загадочная красавица не оставила после себя ничего, кроме письма «Дорогой Джон» в стиле 1700-х годов, выгравировав «Tu oblieras aussi Henriette» — «Ты тоже забудешь Генриетту» на оконном стекле с помощью кольца с бриллиантом, подаренного ей Казановой.

Она была неправа. Он никогда не забудет Генриетту.

Попрощавшись со своей недолгой спутницей, Казанова переехал в Париж, где оказался при дворе короля Людовика XV в роскошном Версале. Там он познакомил короля с отвергнутой им Марией-Луизой О’Мерфи ирландского происхождения, которая в итоге стала младшей любовницей монарха.

Но, подобно голубям, кружащим над площадями и пересекающимися каналами, Казанова всегда находил дорогу домой, в Венецию, куда вскоре и вернулся.

Арест Казановы в Венеции

Несмотря на то, что Джакомо Казанова достиг впечатляющих высот для своего положения, связи не смогли купить ему свободу — или невинность.

Вернувшись домой в 1753 году, он столкнулся с венецианской инквизицией, ироничным контрапунктом городу, известному своим развратом, который стремился поддерживать порядок и католическую ортодоксальность.

Летней ночью 1755 года Казанова был арестован почти за все мыслимые пороки XVIII века: богохульство, каббалистику, азартные игры, астрологию и масонство.

Его приговорили к заключению в страшной тюрьме Пьомби (от итальянского «Свинцовая тюрьма»), расположенной прямо под крышей Дворца дожей. Свое название это место получило из-за свинцовой крыши, венчавшей здание. Летом крыша притягивала жаркое венецианское солнце, превращая камеру в печь. Зимой накалялась от ледяных морских ветров. Круглый год клетки заключенных привлекали блох и других паразитов.

Венеция, нарисованная Каналетто в 1720-х годах. В центре стоит Дворец дожей. Wikimedia Commons

Нетрудно догадаться, что, оказавшись в подобных апартаментах, Джакомо Казанова день и ночь мечтал о своей свободе.

Побег из тюрьмы в Замке дожей

Казанова мечтал о свободе так же сильно, как он жаждал красивой одежды, роскошной обстановки и женщин. Поняв, что его камера находится над покоями инквизиторов, он начал планировать свой побег. Джакомо случайно наткнулся на железный прут и вырезал из него грубую кирку.

Он копал и копал, уже чувствуя вкус свободы, воздуха лагуны и постели без вшей. Свой побег он планировал совершить 28 августа, в День Святого Августина, когда комнаты инквизиторов будут пусты в связи с праздником.

Однако за три дня до побега его перевели в лучшую камеру, несмотря на все его протесты.

«Я сидел в своем кресле, как человек в ступоре, — писал он. — Неподвижный, как статуя, я понял, что все усилия, которые я приложил, были потрачены впустую. Я чувствовал, что мне не на что надеяться, и единственное, что мне оставалось, — это не думать о будущем».

Как только он оправился от этого горького разочарования, то решил продолжать попытки, подключив к делу товарища по заключению — распутного священника по имени отец Бальби.

Вместе они долго пробирались сквозь гнилое дерево Дворца дожей и, наконец, на Хэллоуин 1756 года пара совершила побег.

Записка, которую Казанова оставил в своей камере, была явно вызывающей:

«Поскольку вы не спросили моего разрешения бросить меня в тюрьму, я не прошу вашего разрешения выйти».

Волк в бегах

Джакомо Казанова в 1774 году, на портрете Алессандро Лонги. Wikimedia Commons

Джакомо Казанова и священник, возможно, и сбежали из своих камер, но они еще не были свободны.

Невероятная пара пересекла скат крыши, стараясь не свалиться в узкий канал внизу. Пробравшись в одну из комнат дворца, они спрятались, немного отдохнули и переоделись.

Утром им удалось убедить слугу, что их случайно заперли во дворце после официального мероприятия, состоявшегося накануне вечером. В 6 часов утра, впервые за несколько месяцев, щурясь на солнце, Казанова оказался на воле.

Бывшие заключенные сбежали из Венеции на материк в гондоле, и их пути разошлись.

Оттуда Казанова продолжил свои странствия, сначала в Париж, где помог организовать лотерею, чтобы обогатить казну Франции, а также выдавал себя за фокусника, открыл шелковую фабрику и наслаждался плотскими утехами практически с каждой женщиной, с которой сталкивался.

Казанова, волк среди женщин, был в бегах. Он побывал в Амстердаме и Дрездене и, наконец, добрался до замка Дукс, расположенного на территории современной Чехии, где работал библиотекарем до конца своих дней.

Конец великого авантюриста был бесславным. Он влачил жалкое существование в тени, спорил с прислугой о макаронах, которыми его кормили, и тщетно надеялся на внимание кого-то из своих прежних влиятельных друзей.

Он дожил до глубокой старости и последние годы посвятил тому, чтобы задокументировать свои прежние приключения. И, несмотря на то, что с точки зрения литературы труд его был слабым и дилетантским, он прославил его имя в веках и до сих пор находит своих читателей.

От жалкого детства до очарованной юности и беспутной старости Казанова взлетел выше и пал дальше, чем кто-либо мог ожидать, став синонимом похоти и декаданса. Он представлял собой величественный фасад, построенный на разрушающемся фундаменте — очень похожий на величественные палаццо Венеции.

Автор: Мария Минаева

Оценить

Ранее

8 лучших фильмов, в которых снялись рок-звезды

Хотя рокеры обычно чувствуют себя более комфортно на сцене, чем на экране, эти 10 камео известных музыкантов в фильмах определенно были незабываемыми. 1. «Guns N’ Roses» в фильме «Игра в смерть» Хард-рок-группа, которую когда-то называли самой отвязной в мире, появилась вместе с Лиамом Нисоном, Джимом Керри и Клинтом Иствудом в финальной части фильмов о Грязном Гарри. «Guns N’ Roses» играет скорбящих друзей-музыкантов умершей рок-звезды в сцене похорон, а позже трое из пяти участников появляются в сцене с лодкой, где гитарист Слэш стреляет из гарпуна. 2. «The Clash» […]

today02.12.2022 1111 21

Комментарии (0)

Ответить

Ваш email адрес не будет опубликован. Обязательное для заполнения поле отмечено *

0%
отыграло
отыграло
в эфире
далее