отыграло
отыграло
в эфире
далее

Байкал-Аляска 2017. Дневник. День восемнадцатый

Пользуясь предоставленным нам временем, мы разбираем катамаран, с упоением смакуя моменты. Во-первых, наслаждаясь своеобразным отпуском после преодоления Лены, Алдана и Маи. К слову сказать, все, кто нас видел на реке, не очень верили в успех мероприятия, пророча неминуемую остановку экспедиции, но и предлагая чистосердечную помощь в любой беде, если той вздумается все же случиться с нами. Во-вторых, невольно оттягивая момент еще одного достаточно сложного перехода. Здесь стоит отвлечься, пояснив, что такое так называемый тракт от Нелькана до Аяна. Несмотря на название – тракт, это и сейчас мало походит на дорогу, являясь скорее направлением. А уж в прежние времена он и вовсе был весьма импровизационным способом преодоления расстояния. Кстати, екатерининским этот тракт зовется вовсе не в честь императрицы, а в честь жены одного из первопроходцев, которая смогла преодолеть все сложности этого пути, став первой женщиной, появившейся в этих местах. Этот путь предстоит преодолеть и нам, только теперь еще и с катамараном на плечах. И, как говорится, тысячу каракатиц мне в печенки, если это не первый катамаран в этой тайге. Да и весьма сомнительно, что тут появится второй.

Но все это нам еще предстоит. А сейчас мы стараемся работать только ранним утром, до того, как солнце обрушивает на местную природу невероятную жару, будто бы извиняясь за зимнее невнимание и забывчивость. Впрочем, местные жители словно не замечают этого пекла, размеренно выполняя все то, что планировали на короткое лето. Глядя на них, итальянцы со своей сиестой кажутся избалованными лентяями.

Мы познакомились уже со многими жителями Нелькана. Но про одно знакомство мы обязаны упомянуть в своем дневнике. В первый же вечер к нам на огонек зашел Виталий. Он ждал нас еще задолго до нашего старта, а с момента выхода из Иркутска следил за нашим продвижением ежедневно. По невероятному стечению обстоятельств его дочка живет сейчас в Анкоридже – конечном пункте нашей экспедиции. И вот теперь, в лучших традициях ямщицких династий, двигаясь путем Российско-Американской компании, мы везем письмо из России на Аляску, от отца дочери. Сквозь время, расстояние, поколения, технологии. Эти аккуратные листки бумаги, с живыми строчками почерка, спрятанные в конверт, который нам предстоит пронести сквозь тысячи километров на другой континент, чтобы, как встарь, отдать в руке русской душе, живущей на берегах Америки. Такого глубочайшего практического исторического погружения мы никак не ожидали.

Посмотреть, где сейчас находится команда экспедиции, можно здесь: https://www.iridium360.ru/public/9b4c1374

Пользуясь предоставленным нам временем, мы разбираем катамаран, с упоением смакуя моменты. Во-первых, наслаждаясь своеобразным отпуском после преодоления Лены, Алдана и Маи. К слову сказать, все, кто нас видел на реке, не очень верили в успех мероприятия, пророча неминуемую остановку экспедиции, но и предлагая чистосердечную помощь в любой беде, если той вздумается все же случиться с нами. Во-вторых, невольно оттягивая момент еще одного достаточно сложного перехода. Здесь стоит отвлечься, пояснив, что такое так называемый тракт от Нелькана до Аяна. Несмотря на название – тракт, это и сейчас мало походит на дорогу, являясь скорее направлением. А уж в прежние времена он и вовсе был весьма импровизационным способом преодоления расстояния. Кстати, екатерининским этот тракт зовется вовсе не в честь императрицы, а в честь жены одного из первопроходцев, которая смогла преодолеть все сложности этого пути, став первой женщиной, появившейся в этих местах. Этот путь предстоит преодолеть и нам, только теперь еще и с катамараном на плечах. И, как говорится, тысячу каракатиц мне в печенки, если это не первый катамаран в этой тайге. Да и весьма сомнительно, что тут появится второй.
комментарии